dersay (dersay) wrote,
dersay
dersay

Categories:

Повторю-ка еще раз старый, но не утративший актуальности пост

Оригинал взят у dersay в Тут многие оппозиционные деятели опять заговорили об объединении
Уже много лет я твержу, что рано или поздно это произойдет - логичное и закономерное соитие самых крайних националистов, большевиков и фашистов с ультра-ублюдочной, нерукопожатной демшизой. Ну правда ведь, говорил? Кто меня давно знает, подтвердит.

И вот оно - наступает... Один за одним "русские" народные витии, кто извиняясь, а кто с деланным пафосом, начали объявлять, что власть ВЫНУЖДАЕТ их объединяться с кем угодно, хоть с чертом лысым, лишь бы против Кремля. Так они пытаются снять с себя ответственность за откровенное предательство своих адептов и всех возможных национальных принципов. Мол, мы бы не хотели, да Путин нас заставил подружиться с "меомриалом" и "хельсинкской группой". Да и грантов вашингтонских мы совсем не желали, но Путин вынудил подсесть на заокеанский корм...

Остается удивляться только - как это так у наших витий получилось прийти к мысли объединиться в единый антикремлевский фронт аккурат в период взрыва революционного движения во всем мире? И ведь сами додумались, не иначе... И корм заокеанский тут вовсе не причем...

Объединение происходит как всегда под соусом "власть народу". Правда, под народом они подразумевают себя. Сам народ, придя к власти, всю эту оппозицию прогнал бы погаными метлами к источнику благ поближе, то есть, вон из России. Ведь мы, настоящий народ, можем себе представить - как бы правили страной Немцов и Лимонов, Крылов и Новодворская.

Не приведи Господь...

Давненько уже на эту тему писал:



– Как же я ненавижу водителей! Как же я презираю всю эту мразь! – жарко шептал интеллигентный человек в очках сидящему у окна пенсионеру.
– Да, эти сволочи каждый день нас везут неизвестно куда! Нам помогает только чудо, что мы еще живы! Дело в том, я читал в газете, что мы доезжаем до своей остановки не благодаря водителям, а вопреки им! – разгорячено дрожа, отвечал пенсионер.

– Вы читаете «Комсомольские новости» или слушаете «Гевалт Москвы»? – глядя желтыми глазами через увеличивающие вопрос толстые линзы очков, спросил интеллигент.
– Я эту газету читаю уже 40 лет – прокашлявшись в вязанную варежку, ответил тот, – и не собираюсь от нее отказываться. Там всегда говорят правду. Я ей верю.
– А «Гевалт Москвы»?
– И «Гешефт Москвы». Ведь это – единственное, что еще можно слушать.
– Извините, все-таки «Гевалт Москвы».
– Ну да, «Гевалт». Я путаюсь в ненаших словах. Да какая разница? Лишь бы говорили правду. Они – наши.
– А вы слушали во вчерашней программе про то, как нас боятся водители? Как они трепещут? Как они дрожат от наших протестов?
– Конечно же, слушал! Да мне и так все давно понятно! Они хотят всех нас уничтожить! У них одна мысль – чтоб мы сдохли!

Пожилая дама, сидящая сзади, с нарисованным помадой лицом, вежливо извинилась и вмешалась в разговор:
– Посмотрите, что ОНИ нам пишут! – и указала на трафаретную надпись на стекле за водителем: «Запрещается отвлекать водителя во время движения! Штаф 10 рублей».

И с торжествующей победоностностю в голосе добавила – Они нас боятся! Боятся! Боятся! Вы это заметили?

– Правильно! – срывающимся на фальцет голосом поддержал молодой человек, сидящий рядом с дамой. От волнения и стеснения он вцепился в жирный, налитый белым содержимым прыщ под носом и, выдавив его, воскликнул:
– Они нас боятся! – Они убивают наше будущее! А будущее все равно за нами! За нами! – и расплакался.

– Они знают, что если мы объединимся, мы сметем всех водителей! – поддержали пассажиры. – Они покушаются на нашу свободу, пишут нам такие унизительные надписи! Мы оскорблены! Почему это мы не можем к ним подойти и в свободном волеизъявлении выразить свой протест? Почему нам что-то запрещают? Почему кровавый водительский режим пишет такие надписи?!

– Хорошая растет молодежь – удовлетворенно сморкнулся в варежку пенсионер. – Я верю, что они уничтожат водителей и наступит свобода!

– А вы знаете, сколько людей уничтожили автобусы с 1917 года? Сколько задавли и зажали дверьми? Больше, чем евреев в Варшаве! Это истинные палачи! А сколько гусениц и жуков они давят каждый год на дорогах? Пора свергнуть ненавистный водительский авторитаризм! – смущаясь своей пылкой смелостью задыхалась какая-то тетя. – Безобразие! Какой бесчеловечный режим! Невозможно терпеть!

– А вы видели, в каких автобусах ездит цивилизованное человечество? – показывая импортный журнал всем окружающим, выкрикнуло негодование с хвостиком и в 36-м размере джинсов, обвисших на отважных костях. – У них автобус, как у нас, как у нас!... – задумался обладатель хвостика и спичечных ног – как у нас, даже не знаю чего! Нет у нас ничего, с чем можно сравнит их автобус!

– Да вы все обоссытесь и обосретесь! – брутально заткнуло восторженную речь про импортный автобус некая хрипота. – Когда мы начнем действовать!

Это прорычало мужчино во всем черном и кожаном. Это херакнуло громом с небес увешаное цепями, черепами и прочими агрессивными цацками, которые, по замыслу, должны олицетворять его крутость, некое великое и русское...

Оно, с банкой пива в татуированной родноверческими и арийскими символами опухшей руке, стало хрипеть голосом ошпаренного в бане Джигурды, что-то о русских, о нации, о мужском достоинстве. Судя по животу, лысой голове с жидкими остатками растительности, щетине и заплывшим щелочкам глаз на лице, лице неопределенного расового типа, ему было где-то под 40. А может, и хрен знает сколько. Он отглотнул пива и, выкинув руку с перстнем, в виде черепа, вперед, громогласно вырыгнул вместе с пивными глазами и газами на весь автобус:
– Слава пассажирам!

На корме автобуса какие-то озабоченные судьбой страны и историческим процессом школьники, в количестве двух боевых единиц, неокрепшими голосами ответили дружно:
– Слава пассажирам! Слава пассажирам! Долой власть водителей!

– Отличная молодежь растет! – повторил пенсионер.

В это время автобус заметно тряхнуло. Так как у родновера обе руки были заняты пивом и ритуальным жестом, и он не держался за поручни, то он всем могучим арийским существом, храпя остроты, повалился в жижу под ногами цивлизованных пассажиров.

Не удобно вышло.

Цивилизованные пассажиры, при этом, вежливо расступились. Воспитанные, ведь. Хочет свободный человек падать и хрипеть мордой лозунги в пол, пусть, имеет право. Пусть падает и хрипит.

Вот он и уеплюхнулся всей возмущенной водителем мордой. Он выронил пиво и, произнеся ритуальное арийское ругательство, резюмировал:
– Сколько можно терпеть этих водителей! Твари! – заорал он. – Мочить антипасажирский произвол! Пора вставать! – и встал с колен.

Перепачканные им пассажирки ответили визгом:
– Доколе! Мы уже столько лет ездим по этой дороге, всегда на этой ухабине нас трясет и швыряет! Нас пачкают упавшие пассажиры, а водитель и ухом не повел, чтобы засыпать эту ухабину! Долой водителей! Долой произвол! Долой диктатуру водителей!

Интеллигент резюмировал:
– Наша беда – водители и дороги.
– Как вы сказали? – жадно заинтересовался пенсионер. – Какая мощная мысль! Надо запомнить!

Школьники на корме достали плакат, на котором яркими фломастерами было выведено: «Водителей в отставку! Руль пассажирам! Педали народному волеизъявлению!»

Тут автобус стал неожиданно притормаживать. Пассажиры радостно забеспокоились:
– Это кризис водительской власти! Он потерял скорость и потенцию!
– Ха-ха-ха! – кричал интеллигент в линзах. – Сдохли, ублюдки!
– Сдохли! Выдохлись! А, суки, не можете больше ехать! – торжествовала общественность.
– В связи с полной неспособностью водителя вести автобус, предлагаю назначить нового, нашего, народного водителя! – кричала нарисованная помадой дама.

Эта мысль понравилась всем пассажирам. Они, слившись в едином порыве истинного народовластия, забыв обо всем, что их разъединяет, скандировали, держась за руки, счастливые и искренние:
– Водителей в отставку! Руль пассажирам! Педали народному волеизъявлению!

Тут тот самый молодой человек, истекая кровью из раздавленных прыщей, держа высоко над головой мобильный телефон, звонко и победоносно провозгласил:
– Друзья! Только что мне прислали эсэсмэску, что на 22-м маршруте пассажиры выдворили вон водителя и взяли руль в свои руки! Ура!

– Ура-а-а-а-а-а-а! Продребезжал корпус старого автобуса от единодушного восклицания нескольких десятков пассажиров.

– Это победа! Победа! – обнимаясь, восклицали пенсионер и интеллигент, румяная дама и родновер.

Это было – всенародное ликование.

Ух, никогда не испытывал такого всенародного счастья!

И случилось чудо: автобус остановился, из репродуктора донесся хриплый голос водителя:
– Остановка «Городская психиатрическая больница».

Половина пассажиров, ликуя и передавая пламенные надежды на новое будущее, толкаясь в дверях, сошла. Они говорили, говорили, и не могли наговориться, пожимая руки тем, кто остался:
– Не оставляйте борьбы! Не останавливайтесь на половине пути! Мы сошли, но вы еще в автобусе! Он должен быть свободным! Рано или поздно, он будет свободным! Мы будем лечиться с верой в то, что, пусть не мы, пусть не сейчас, но когда-нибудь в будущем все автобусы будут без водителей!

Слезы радости лились на обледеневшую от слез еще прежних автобусов остановку. Свободные мыслею люди, падали, скользили, обнимаясь, пытаясь поцеловать друг друга в уста, опять скользили и нелепо падали, цепляясь за воротники и рукава, опять скользили и падали. Это было трогательное зрелище. Они боролись с режимом кровавых водителей…

Это была – история. Истинная история народного волеизъявления и его стремления к свободе.

Однако, продолжим.

В автобусе остались немногие. Но и многие зашли. Новые, свежие силы!

Те, кто зашли, еще не знали, что 22-й маршрут свободен от водителя. Поэтому они поначалу вели себя скромно и законопослушно. Но, как только узнали, что свободу можно взять, если будешь смелым и отважным, так сразу приступили к завоеванию ея.

– Да если бы мы знали! – говорили новички, – что нужно вышвырнуть водителя, и вся жизнь станет лучше! Мы бы с самого детского сада стали бы вышвыривать воспитательниц из окон!

– Правильно! Правильно! – отвечал тот самый желтоглазый интеллигент в очках, едущий до конечной остановки. – И учителей в школах вам нужно было выбрасывать из окон, потому что они – прислужники власти водителей и ограничивают вашу свободу. Ведь вы же хотите быть свободными? Вот, скажите, вы считаете себя рабами?
– Правильно! Мы не рабы! Нас лишают свободы с детства – поняли истину новые пассажиры.
– Вы – не рабы. Вы цивилизованные, умные люди. Мы вместе. Мы едины. Когда мы едины, мы непобедимы! Правильно?
– Правильно! Правильно! – скандировало пассажирское сообщество. – Водители уничтожают нашу свободу! Они возят нас по заданному ими маршруту! Они не дают нам возможности влиять на руль и педали! Они ограничивают нам право выбора! Пассажирам – власть, педали и руль!

Какой-то смелый молодой человек достал из рюкзачка баллончик и прыскнул на весь борт автобуса, по всем окнам: «Долой власть водителей!».
– Свергнем! – кричали, радуясь, пассажиры.

Другой, лет 14-ти, достал гвоздь и нацарапал на пластиковой панели внутренней облицовки автобуса «мы вас неновидим, неновидим, неновидим! И будим мачить. Патамушта вы атнимаити свабоду!».

– Какая хорошая молодежь растет – буркнул в варежку пенсионер.

Тем временем, около кабины водителя сконцентрировались крайне неприятные личности. Очень грубые и нетолерантные мужланы в количестве трех человек с четырьмя их ублюдками дошкольного возраста. Дети, видимо, были мобилизованы режимом для прикрытия. Кровавый водительский режим ничем не брезгует.

Они, на попытку вырвать руль у водителя, ответили кровавым произволом. А именно: скрутили истекающего прыщами молодого человека, посадили его на сиденье около водителя, и постарались обмануть, что им нужно доехать до дома и отвезти детей. Только и всего. Даже наглядно ухаживали за пострадавшим.

Ага. Так общественность и поверила в эту пастораль. Ее на этом не проведешь!… Общественность стала голосить и требовать, чтобы молодого человека освободили из застенков, потому что его там, на переднем сиденье, убивают за его социальную активность! А твари, которые заблокировали возможность свергнуть водителя – проплаченные водительским режимом предатели пассажирского народа!

– Слава пассажирам! – орал родновер.
– Свободу пассажирам! – кричал интеллигент.
– Руль и педали пассажирам! – визжа, соглашалась масса.

Силы были неравные. Свобода победила сатрапов. Они, защищаясь от зонтиков воинственных пассажирок, прикрывая детей и водителя, ретировались на остановке «Кинотеатр «Победа».

После чего в салоне автобуса произошло народное ликование.
– Я поздравляю вас, свободный пассажирский народ! – возвещал интеллигент, и его слова заглушали крики «Ура!».
– Я плачу от счастья! Дорогие мои пассажиры! Мы сделали это! Мы смогли! Вот, видите, если мы объединимся, мы все сможем! Нам все по плечу!
– Ура! Ура! Ура!

Пассажиры, наслаждались долгожданной свободой. Кто-то сбегал за шампанским и водкой. Ликование усилилось. Речи лились, как из рога изобилия.
– Товарищи! – заглушая шум ликования, созвучно ликованию, ликовал пенсионер. – Я не думал, что доживу до такого момента, когда у нашего автобуса не будет водителя! Какое же счастье у нас сегодня, товарищи!
– Позвольте, товарищ! Нет теперь товарищей! Только господа! – отвечал ему интеллигент.
– Да, все мы теперь господа! Ура пассажирскому народу!
– Слава пассажирскому народу! Слава пассажирам! Слава пассажирам! Слава пассажирам! – единодушно выкидывал руки весь автобус.
Прошло около часа. Водку и шампанское выпили. Подумали, что нужно бы еще купить. Но денег ни у кого не оказалось. Сделали вывод: все деньги у водителей. Ведь им отдавали на билеты. А водитель с сатрапами смотались.

Но нужно же ехать дальше?

Стали думать – кого посадить за руль и кому от пассажирского народу доверить педали. Оказалось, что это довольно сложно процессуально: если и педали и руль доверить одному человеку, то он автоматически обретет полную и неограниченную власть и станет диктатором. А это – нельзя. Поэтому решили разграничить ответственность и проголосовать.

Голосовали долго, но демократично. Было много всяких мнений и суждений. Еще часов на пять. Но зато все справедливо.

В результате победила простая, но пламенная речь пенсионера. Он, как всегда, выкашлял мокроту в варежку, и сказал:

– Я 40 лет читал правду в «Комсомольских новостях» и слушал ее на «Гевалте Москвы». И я узнал, что один из нас все эти годы трудился, не покладая рук, в этих средствах, кхе-кхе, массовой информации. Он так убедительно рассказывал – как нам обустроить автобус, что я ему доверяю руль! И вас призываю доверить ему тоже самое. А именно – судьбу нашего автобуса! Он знает! Он умеет! Ведь он так грамотно объяснял – почему так плох наш автобус и наши водители! Вы посмотрите на него! Это чистейший образец той самой правды и истины, к которой, друзья, мы все стремились на протяжении 40 лет!

Эта речь пожилого и умудренного опытом человека на всех возымела положительный результат и автобус полным составом проголосовал – быть ему у руля! Он умный!

Но подумали - педали контролировать будет народ. Потому что он не похож на нас. Слишком очкастый.

Нельзя всю власть отдавать одному.

Руководить педалями, всешки, будет общее пассажирское соборание!

Так и поехали дальше.

Но не долго проехали. И, слава Богу!

Потому что увидели, как 22-й маршрут вхерачился в стену городского управления по идиотам. Да там и остался.

А этот автобус благополучно подергался, с места тронуться не смог, пошла ругань на интеллигентного водителя в очках: мол, ты ничего не умеешь, не знаешь, а столько вещал! Столько обещал! Так красиво рассказывал – как плохо водит водитель автобуса! А сам-то ваще не умеешь!

Пенсионера с газеткой пинком выпустили вон. Пожелали счастливого пути пешком. Вслед за ним накрашенную даму, родновера и еще некоторых. А школьников оставили.

Их завтра выпорют родители, чтобы не срывали режим общественного транспорта

Завтра…

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments