June 5th, 2014

Туц Я

Повседневное...

Святой водой умытый, не волнуйся, Ваня. Ручками ласковыми поглаженный. Такими ручками, маленькими, как в стожочке, ночью, когда-то она обнимала меня...

Маленькие ручки, льют мне на голову воду святую, уговаривают, не ходить на войну.

Гладят маленькие ручки, мокрую мою голову. Капли текут на пол...

Милая, да не знаю я! Чего там у нас в будущем...

Ручки твои маленькие...
Туц Я

Очень переживательно...

Потерял я брата...

Мы с ним столько всяких дел делали. Мы с ним в лесу пропадали и выходили. Мы с ним всякого строили, ремонтировали, без тормозов он за мной ездил, типа, тормозить будешь об мой бампер. 500 верст так ехали. У него нет тормозов, дети в машине. У меня есть бампер...

Горько мне...

Какая-то напасть на него напала. Не может со мной и с моими даже встречаться.

Я и так, и эдак пытался. Ненавидит...

Ненавидит и ненавидит...

Там племянники хорошие, милые, как бы хотел им чего-нибудь хорошее сделать..

Приехали бы ко мне. Велики, пруды, пляжи - все тут!

Папа у них враждебный на ровном месте. Просто немотивироваанно ненавидит меня.

Беда такая у меня...
Туц Я

Какое трудное лето...

Какой трудный июнь на меня обрушился.

Страшно терять близких родственников. Тем более, когда они живые...

Но мне церковь дороже. Куда я пойду в следующий раз каяться? Куда слезы свои принесу?

В его алгоритмическое счастье, которым он пытается осчастливить Святую Русь?

Схемы какие-то пойму и стану святым...

А как миллионы бабушек и простых мужиков? Так и пропадут, не понимая схем?

Нет, я с ними останусь. Будем сидеть в поле и смотреть в небо.

Когда Бог, как робот, включится у святых, спасет их всех первым делом, может, у Него душа какая-нибудь проснется и он посмотрит на нас. Ага. А мы в поле сидим на корточках. А они там ангельскими крылышками - бяк, бяк, бяк, бяк...

А мы в поле. Несчастные такие...

Господь рядом сядет. Хлеба принесет. Мы будем ему жаловаться.